Сцена танца спартанцев и хип хопперов в фильме знакомство со

Такеши Китано. Автобиография.

Поскольку Эммерих не привык снимать маленькие фильмы, он довольно . Спартанцы со своими кубиками и комиксами Френка Миллера Режиссеры: К. Рейнольдс, К. Костнер В ролях: Кевин Костнер, Деннис Хоппер . Российский хип-хопер с грузинскими корнями уже почти полгода. На сцене резиденты DJ Max & DJ Stann играют стопроцентные Ну что, еще не получилось улететь туда, где горячие танцы, стильная музыка и ритм . это как 50 cent в Америке), — душа улиц и законодатель стиля в хип-хопе. . Поскольку эммерих не привык снимать маленькие фильмы, он довольно. Фильмы Китано, кажущиеся порой абсурдными, заполняют невидимые играть, но и думать: преподавал мне актёрское мастерство, пение, танцы, чечётку. .. Моё знакомство с учениками практически всегда было неожиданным. и уж точно не историческим произведением о спартанских воинах. Это.

Затем мы слышали, как мать говорила: Иногда отец уходил и часами резался в патинко, проигрывая весь свой дневной заработок. Тогда он напивался, и ситуация накалялась. Отец становился неуправляем, он избивал маму, бил её кулаком, так как не мог ударить собственную мать. Почти каждый вечер мы слышали, как кричала наша бедная мама, она отбивалась, плакала: Порой после этих домашних скандалов старик мог пропасть на целый день, и никто из нас не знал, где.

Последнее, о чем он думал, — это наши проблемы. Отец терпеть не мог американцев. Это была по-настоящему животная ненависть. Однажды, когда мне было примерно лет шесть, он решил взять меня на море вместе со своими товарищами по работе. Мы сели в поезд до Эносимы, маленького острова, расположенного в пятидесяти километрах к югу от Токио. Впервые увидев море, я был ошарашен: Что до отца, то, желая увлечь меня плаванием, он чуть не утонул!

Его удалось спасти буквально в последний момент. Обратно мы ехали в переполненном поезде. Напротив нас сидел иностранец — американский военный, высокий, красивый, элегантно одетый — в форме. Когда он заговорил со мной по-японски, мне показалось, что я встретил Бога. Но больше всего я удивился, когда он уступил мне место и предложил шоколадку.

Это уже для моего отца было слишком, такого он выдержать не. Внутри моего старика буквально всё кипело. Он был так растерян из-за поведения незнакомого иностранца, что не смог удержаться от благодарности и извинений. Отец был готов броситься к его ногам. Всю дорогу он продолжал перед ним заискивать. Мне казалось, что так и должно быть, потому что американец меня очаровал своей божественной красотой.

Хотя в глубине души, мне помнится, чувства мои были двойственны. С одной стороны, я восхищался этим чужаком, но с другой — отец зашёл слишком далеко, забыл о сдержанности и самолюбии. Он не мог поверить, что иностранец, а тем более американец, захотел порадовать его сына Я был мал и плохо понимал обстановку: Но с тех пор, как я впервые увидел море в Эносиме, а может, и благодаря плитке шоколада, у меня нет враждебности по отношению к американцам.

Ко всему прочему у отца было слабое здоровье, к тому же он нередко злоупотреблял алкоголем. Он не особенно интересовался нами, что уж говорить о нём. Внезапно отец тяжело заболел, его разбил инсульт — часть мозга лишилась кислорода.

Восемь лет он провел на больничной койке. Это были очень тяжёлые годы. Мама, я, мои братья и сестра по очереди приходили к нему в госпиталь. Иногда, мы ночевали прямо там, на полу, потому что отца нужно было кормить завтраком, обедом и ужином. Порой заболевала и мама или простужался один из моих братьев.

Я же должен был быть самым сильным и ответственным, чтобы ухаживать за моим отцом, который едва мог пошевелиться. Это было нелегко, и мне приходилось прикладывать все усилия.

Помню, однажды мама хотела помочь ему привести себя в порядок, а отец отказывался, но она всё же настояла на своём. Когда мать начала мыть его торс, она заметила, что он не хочет показывать левую руку. И что же мама обнаружила, подняв её? На ней красовалось имя одной из её ближайших подруг: Отец вытатуировал на руке имя любовницы, которая к тому же была подругой его жены!

Маме было так больно, что она готова была его тотчас прибить. Я никогда с отцом не общался, да и он не пытался заговорить со. Помню, я и играл с ним всего только раз, на том пляже в Эносиме, когда он возил меня посмотреть на море. Пожалуй, это единственно счастливое воспоминание, связанное с отцом. Возможно, именно поэтому я храню в себе образ моря, который часто появляется в моих фильмах Пока я был маленьким, отец говорил со мной всего раза три-четыре Самое удивительное, что на смертном одре он сказал, что сожалеет об.

Поздновато, не так ли? Однажды, в году, раздался звонок. В больнице умер мой отец, но потерял я его намного раньше. Для меня учёба сводилась только к естественным наукам и математике. Остальные предметы я и в грош не ставил. Я не любил читать. Первые книги и журналы, появившиеся в пятидесятых годах, дома были запрещены.

Хотя, когда я учился в лицее, один из моих старших братьев, Шигеказу, подрабатывал переводчиком на американской базе, так как он прекрасно говорил по-английски.

Помимо работы брат ещё и учился, поэтому дома, в нашей крохотной квартирке, ему приходилось заниматься, часами сидя на ящике с апельсинами. Иногда вечерами он был вынужден читать на улице в свете электрических фонарей. Брат просто обожал книги, что ужасно раздражало отца. Когда старик возвращался пьяным, то начинал орать и обзывать брата дураком.

Брат же с лёгкостью доставал американские комиксы и романы на английском языке. Помню, как однажды он принёс домой маленький телевизор. Я украл его и продал за двадцать тысяч иен, а потом отправился веселиться на пляж. На те деньги, что брат зарабатывал на базе, ему удавалось кормить всю семью. В известной степени долгие годы Шигеказу был единственным мужчиной в доме.

Другой мой брат, Масару, тоже тяжело работал, чтобы нам было на что жить. Деньги, которые он приносил в дом, помогли маме оплатить моё образование.

Что до меня, то я был ещё слишком мал. У меня достаточно большая разница в возрасте как с Шигеказу и Масару он на пять лет старшетак и с моей сестрой Ясуко. Я всегда знал, что они меня очень любили. Для них я был любимчиком. Мне кажется, что с тех пор ничего не изменилось. Мои братья и сестра добились успеха. Я могу ими гордиться. Шигеказу руководит предприятием, Масару, он всегда был очень умный, — доктор наук, преподает в Университете Мэйдзи.

Ясуко, она моложе братьев, не смогла учиться, где хотела, но благодаря упорству у неё тоже все получилось. Сегодня она с мужем владеет гостиницей в Какруйзаве.

Во времена моей молодости далеко не все подростки могли доучиться в лицее до конца. Многим приходилось завершать учёбу раньше, потому что у родителей заканчивались средства на их образование. Некоторые семьи даже не пытались отправить ребёнка в школу, потому что учёба стоила дорого.

Что до меня, то мне очень повезло. Сначала я поступил в колледж и, несмотря на скромный семейный бюджет, смог его окончить. Затем я попал в лицей, где выяснилось, что я далеко не самый плохой ученик.

Я обожал физику, биологию, различные подсчёты. В математике мне вообще не было равных. В году Японию потрясло убийство Кеннеди. Мы же в лицее часто путешествовали с классом — собирались группами и отправлялись на поезде в тот, или иной город.

Скоростных поездов ещё не существовало, и поездка часто длилась семь или восемь часов. Тогда я начал мечтать о знаниях, космосе, планетах, реактивных двигателях и машинах.

Мои желания были просты: Только так я мог утолить жажду великих открытий. Причиной столь сильного увлечения стало то, что я никогда не пропускал по телевизору фильмов о приключениях команды Кусто.

Всякий раз, когда я видел, как он плывёт на корабле из одного океана в другой, как встречается с различными, иногда опасными морскими обитателями, как роскошные пейзажи сменяют друг друга, я говорил себе: Только такая жизнь мне по душе. Несмотря на всю неопределенность, я поступил в Университет Мэйдзи, на факультет машиностроения.

Мама была счастлива, она гордилась моим высшим образованием. Мне же учёба давалась довольно легко. Я умудрялся добиваться хороших результатов, хотя почти совсем не учился, а к экзаменам если и готовился, то только в последний момент. В конце х — начале х годов умами владела война во Вьетнаме.

Я же много времени проводил в Канде, районе книжных магазинов, своеобразном Латинском квартале Токио. Эти годы резко отличались от послевоенного периода. В Японии начался расцвет духа, познание искусства. Я был просто очарован поп-артом, Энди Уорхолом, чувственностью Мэрилин Монро. Её лицо, шарм, сексуальность явились подлинным откровением. Для меня открытие этих символов Америки стало настоящим потрясением.

В те годы в страну хлынул поток иностранных студентов, в основном из Соединённых Штатов и Франции. Вокруг меня собирались псевдоинтеллектуалы, увлечённые немецкой и французской философией, любители великих теоретиков, среди которых особенно ценились Маркс и Ленин. Нет, я никогда не читал Маркса, а уж тем более Ленина и французских экзистенциалистов. Пришло время демонстраций и протестов против американо-японского договора его ещё называли Анпо о совместной безопасности между США и Японией.

В Токио Университет Мэйдзи был одним из оплотов студенческого сопротивления. Студенты протестовали против предполагаемого повышения стоимости обучения, забрасывали сухими комьями грязи стражей правопорядка, которые отвечали им ударами дубинок. Это было забавно, но долго так продолжаться не могло. Слишком сильно было социальное расслоение между студентами. Некоторые так яростно критиковали социально-экономическое положение Японии лишь потому, что сами были слишком бедны.

У меня сразу же возникло желание примкнуть к движению несогласных, но совсем не. Мои мотивы были далеки как от интеллектуальных соображений, так и от политики. На самом деле я думал, что, если удастся влиться в ряды протестантов, мне будет куда легче знакомиться с девушками Я не придерживался какой-либо идеологии, обрести которую было проще, вращаясь в кругу интеллектуалов или став членом какого-нибудь движения.

В университетском городке существовало несколько сект, но я не только не чувствовал с ними ни малейшей связи, но и с трудом мог отличить одну от. Поверьте мне, не было лучшего аргумента, чтобы привлечь молодёжь! Мне казалось, что если уж все говорят, то что-то в этом есть, поэтому я часто оказывался неподалёку от баррикад.

На деле же вместо девушек приходилось иметь дело со стражами правопорядка. Однажды я собрал каски манифестантов трёх основных радикальных группировок и положил их около моей двери. Я думал, что домовладелец больше не осмелится прийти и требовать с меня квартирную плату. Но вместо него нагрянул полицейский.

Он хотел меня допросить, припугнув парой крепких слов. В подобной ситуации начинаешь понимать, на что похожа политика, ощущаешь себя по-настоящему мыслящим человеком.

В те годы я был юным мятежником. Во мне не было ни капли конформизма. Моя душа рвалась в бой, я был готов пойти на всё ради цели. Я ненавидел проигрывать и приходить вторым, что помешало мне закончить учебу. В любой конфликтной ситуации я не мог уступить, признать себя побеждённым. Я был настоящим балбесом! Чтобы заработать немного денег, я брался за любую халтуру. Как только последний пассажир покидал салон, я и другие, не менее подозрительные типы забирались внутрь и принимались за работу.

Что это была за работа, я даже не буду рассказывать. Между рядами и под креслами валялись сладости, печенье, книги, порножурналы, одежда, технические новинки, которые уборщики спешили загнать в районе Синдзюку. Порой таможенники пытались схватить одного из нашей банды. В особенно тяжёлые годы Такеши Китано работал сразу в нескольких местах. Он продавал мебель в Саитаме и на севере Токио, какое-то время даже был водителем такси. Думаю, что мог бы и, наверное, должен был, как и мои сокурсники, нормально учиться в течение долгих лет.

Возможно, у меня были бы неплохие результаты, но в конце я осознал, что мой темперамент несовместим с серьёзной и долгой учёбой.

Большинство токийских университетов были дестабилизированы произошедшими в конце х годов событиями. Самая большая неразбериха творилась в университетских городках. Уверен, моих баллов хватило бы, чтобы продолжить учебу. Правда, иногда всё-таки нужно было появляться на занятиях, что у меня получалось далеко не. Мама заранее оплатила учёбу, но, естественно, этого было недостаточно.

Мне всегда не хватало денег на развлечения и книги Кроме того, я не был столь серьёзен, как мои однокурсники, которые ещё до сдачи диплома старались найти работу. Я отчётливо ощущал себя на обочине жизни, покинутым всеми. На занятия я не ходил, потому что университет был закрыт из-за волнения студентов.

Мне было смертельно скучно. Постепенно я понял, что больше в университете мне делать нечего. На тот момент я жил в квартале Синдзюки, где шатался по улицам, шлялся из бара в бар, чтобы послушать джаз. Меня интересовали артисты, музыка Сонни Роллинза, Майлза Дэвиса.

Как то в Синдзюки я попал на концерт пианиста Телониуса Монка. Атмосфера в столице вообще была необыкновенной. Май года не только взбаламутил многие университеты, но и выразил новые стремления. Экономическое чудо шестидесятых годов принесло свои плоды. Я чувствовал, что люди по-настоящему жаждут перемен — хотят отдыхать, смеяться и веселиться Возможно, именно по этим причинам, едва перейдя на четвёртый курс, я не раздумывая бросил учебу.

Моё решение ужасно не понравилось моей семье. Мама была жутко разочарована и зла. Тем более что мой старший брат, Масару, продолжал блестяще учиться. Сегодня он известный профессор, преподаёт в Мэйдзи, я им очень горжусь Бросить университет было всё равно что сбежать из дома. Я порвал с семьёй, оставил учёбу и решил уехать.

Я должен был начать собственную жизнь. Уйдя из университета, я решил отдаться одному из моих давних увлечений — театру. Теперь я мог отправиться в мой любимый квартал — Асакусу, наслаждаться спектаклями и театральными постановками. По правде сказать, я совсем не чувствовал горечи, скорее я был счастлив распрощаться с университетом.

В коридорах моего факультета всегда было так накурено, что у меня постоянно болело горло. Запах табака напоминал мне о смерти, а мне совсем не хотелось умереть, так и не осуществив свои мечты.

Чем губить лёгкие в университете, уж лучше покончить с собой в Асакусе или сгореть на сцене. Более прекрасной смерти и пожелать. В начале х, когда Такеши Китано, в шортах, тельняшке и шлёпках, появился в Асакусе, квартал был чем-то средним между Монмартром и площадью Пигаль. Его буквально наводняли театры, кинозалы, бордели, мюзик-холлы, бары и кабаре. В самом сердце Асакусы находился древний буддийский храм Сенсодзи, где далеко не набожный Китано регулярно молился небесным духам.

Как-то Китано признался своему другу, писателю Масаёси Инуе: В глазах Китано квартал Асакуса был идеальным местом, чтобы сделаться актёром. Завтра я приглашаю вас в Асакусу, в квартал ситамати, на самое дно столицы. В этом месте прошло моё детство, а затем и юность. Мне бы хотелось, чтобы мы побывали в шестом округе, увидели истинный Токио, раскрыли его секретное общество. В Асакусе продолжает процветать якудза, японская мафия Естественно мы побываем там, где я рос, где в е я сделал первые шаги на сцене.

Оба театра, где я играл и ставил комические номера, всё ещё работают. Мне хочется раскрыть для вас искусство кабаре, представить мир театра. Гарантирую, скучно не будет! Сейчас вы видите мой портрет на афишах Я же покажу вам, с чего мне пришлось начинать. На следующий день мы должны были встретиться у дома Такеши Китано.

Я на собственном горьком опыте убедился, что пунктуальность стала для режиссёра стилем жизни. Я опоздал всего на четыре минуты, но ни Китано, ни его команда меня не дождались и уехали.

Каждый день расписан у режиссёра буквально по минутам. С того дня я всегда стал приходить минимум за десять минут до назначенного времени. К счастью, в тот раз я быстро нашел его в Асакусе. Группа почитателей встретила его учтивым поклоном. Китано заметил моё появление и жестом пригласил следовать за.

Примерно через пятьдесят метров он остановился перед зданием старого театра. Когда-то здесь было кабаре со стриптизом, где Китано дебютировал на сцене. Здесь, в этом кабаре, я работал лифтёром, уборщиком, помощником осветителя, режиссёром-постановщиком. Кроме того, тут я постиг актёрское мастерство и впервые вышел на сцену. В этих стенах я действительно трудился не покладая рук Меня очень многое связывает с Асакусой. В этом старом квартале сохранился маленький уголок рая.

Тот, кто незнаком с улицами и рабочими кварталами столицы, никогда не почувствует дух Токио. Так же как нельзя воистину понять Японию, если не видел традиционного японского искусства.

К примеру, Вим Вендерс. Он был в Японии несколько раз, но, если бы мы с ним познакомились раньше, я бы непременно привез его в Асакусу, показал бы улицы, где прошло моё детство. Всего в тридцати минутах от центра Токио он бы обнаружил другую страну, которую, к сожалению, никогда не. Такой Японии он не знает, поэтому и не может оценить её в полной мере Асакуса — маленькая точка на широкой равнине Мусасино, где запечатлелась Япония эпохи Эдо —как в старину называли Токио.

Древний рыбацкий поселок около реки Сумида, населённый с периода Хэйан —представляет подлинную Японию прошлых времён, где сохранились различные легенды и верования. Это Токио шитамати, где живут простые семьи, славящиеся гостеприимством и изобретательностью. Некоторые местные группировки управляют незаконными играми и удовольствиями. Квартал пересечён множеством улиц, сквозь него проходят две длинные аллеи: Обе дороги ведут к храму Сенсодзи, который был воздвигнут в году и посвящён богине милосердия Каннон, женскому двойнику Будды.

По легенде, статуя была найдена в году в Сумиде двумя братьями-рыбаками. Она прошла сквозь века, пережила пожары, которые много раз разрушали храм, как, например, во время американских бомбардировок года. До сих пор тысячи людей — десятки тысяч — по воскресеньям и праздничным дням приходят в храм помолиться Каннон. После того как сгорит палочка ладана, буддийские паломники поднимаются под навес и попадают в главный зал, где в рассеянном свете горят золотые и красные украшения.

В воздухе рассеян лёгкий аромат ладана и сандала. Сегодня для многих отправиться в Асакусу — всё равно что сходить в зоопарк или побывать в парке-сафари. Квартал превратился в туристический объект, куда приезжают только иностранцы или жители провинций.

Прежде чем пройти сквозь Брата Каминаримон, туристы поднимаются по улице Накамисэ и наслаждаются покупками. Дети обожают расположенный здесь парк развлечений Ханаясики. К сожалению, в основном жители Токио — редкие гости в Асакусе. Квартал для них уж слишком простой и устаревший. Жаль, ведь Асакуса — одно из редких подлинных мест в столице.

Несколько минут он не может сказать ни слова, затем резко разворачивается и уходит. Поднимаемся на лифте на 7-й этаж. Перед нами госпожа Чиико Саито, сейчас ей 84 года. Для Китано она стала второй матерью. В окружении детей и внуков улыбчивая женщина в больших фиолетовых очках напоминает счастливую бабушку. Хотя Чиико Саито не совсем обычная восьмидесятилетняя старушка.

В тридцать лет она начала танцевать обнажённой в весьма смелых спектаклях. Как вспоминает она сама: Сначала она выступала в театре после демонстрации фильмов, затем, в году, приобрела свой собственный клуб. Один из приближенных Китано начинает объяснять мне на ухо. Мамой Саито её называют только близкие, на самом деле она одна из богатейших и влиятельнейших женщин.

Стоя во главе целой империи недвижимости, владея домом в Лас-Вегасе, отелями и термальными источниками на архипелаге, она стала миллиардершей. Её простое и скромное жилище напоминает музей, посвящённый Китано. Стены увешены афишами его фильмов, фотографиями, где Китано запечатлён как с японскими, так и с иностранными знаменитостями, сувенирами с Каннского и Венецианского фестивалей, простыми и наивными рисунками и картинами режиссёра.

Мама Саито очень много значит для. Она буквально заменила мне родную мать! Чиико Саито перебивает Китано и говорит: Для другого режиссёра я бы этого не сделала. Но он обладает большим талантом и профессионализмом. Китано хочет прервать её речь. Очевидно, её похвала его смущает.

Он тут же вспоминает, что, когда он бросил учёбу, единственным его желанием было приехать в Асакусу и стать знаменитым. В году я был молод и беден, в кармане не было ни гроша.

Я скучал, сидя на лекциях в Университете Мэйдзи. Мне было двадцать пять, а в голове была только одна мечта: Начиная с мая года, я видел, как некоторые мои друзья все больше увлекались политическими идеями.

Они вступали в ряды гакусей андо — движение сопротивляющихся студентов. Я выбрал свой путь: Я был единственным в моём окружении, кто сделал подобный выбор. Большинство из них были уверены, что у меня поехала крыша. Определённо, они считали меня странным. В то время, в начале х, было только одно место в Токио, где я мог рассчитывать на исполнение моей мечты, — Асакуса.

Мне были знакомы каждая её улочка, каждый проулок, большинство торговцев и решительно все театры. Я не для того бросил университет, чтобы прозябать в нищете. Я проводил время в квартале мечты, надеясь заполучить какой-нибудь контракт в театральном мире. Здесь можно было встретить танцовщиц, стриптизёрш, проституток, гейш, возвращавшихся в Кизакату — самый вольный квартал в Асакусе, — где процветали традиционные рестораны.

В кабаре обнажённые танцовщицы общались с комедиантами. Вечерами в барах начинались бесконечные попойки. Мужчины выпивали огромные запасы чу-хаи [2]. Асакуса поистине волшебный город. По правде говоря, Асакуса стала для меня настоящей школой жизни: По старым улочкам этого квартала я частенько возвращался мертвецки пьяным после того, как ночью вливал в себя литры пива и саке. Здесь, в конце концов, я напялил на себя костюм комедианта.

Итак, мне было нелегко в квартале, где сосредоточилась вся мировая нужда. Я жил в жуткой нищете! От голода живот перехватывало. Однажды мне хватило наглости взять взаймы у нищего, чтобы позволить себе тарелку креветок в карри. Через несколько дней этот бедняк пришёл требовать у меня денег при всём честном народе, так что мне пришлось уплатить ему в десять раз больше, чем он мне одолжил. Этот бездомный был местной знаменитостью, так как в то время самыми известными людьми в Асакусе, представьте себе, были как раз бродяги.

Да, именно уличных торговцев и нищих, у которых не было ни единой иены за душой, больше всего знали и уважали жители квартала.

Помню, там была пара больших оригиналов. Оба они были популярны, в какой-то мере считались местными звёздами. Один из них, пожилой мужчина, лет около шестидесяти, часто был пьян. Он был нищий, но его очень любили в театральных кругах. Ходили слухи, что он совсем молодым покинул свой родной Киушу — остров на юге архипелага, — занимался торговлей в Токио, пока не влюбился в одну стриптизёршу из Асакусы.

Он потратил на неё все сбережения, а затем потерял всё, начал пить и превратился в нищего. Местные актёры и танцовщицы привязались к нему, давали денег на пропитание. Будущий нобелевский лауреат по литературе с репортёрской точностью описывает нищие улицы Асакусы и прилежащих кварталов года: Размеренно раздаются крики петухов, а с гинкго осыпается листва Местные жители видели, как Киоси напивался вместе с.

Мне рассказывали, что, вопреки бедности, он играл важную роль в жизни Асакусы. В квартале его любили за то, что, несмотря на бродяжничество, он был честный и любезный, хотя и совершенно потерянный и жалкий.

Ему никто ни в чем не мог отказать. Позже удача ему всё-таки улыбнулась. Благодаря нескольким удачным ролям в кино, лицо Ацуми Киеси стало известно буквально каждому японцу. Сказать по правде, мне не слишком близки его работы: Прежде чем он сумел выбраться из нищеты, снявшись в сериале, Ацуми Киеси был одним из самых молодых бродяг в Асакусе.

Пресса и телевидение были захвачены историей его жизни. Он был настоящей иконой, журналистам без труда удалось разузнать, что роль Ацуми Киеси в знаменитом сериале полностью соответствует его собственной жизни, которую ещё за год до фильма он влачил на самом дне Токио. Когда я приехал в Асакусу, многие смеялись мне в лицо. Директора и простые сотрудники не воспринимали меня всерьёз. Все мои попытки устроиться актёром были тщетны. Если же и давали работу, то ненадолго.

Мои поиски, бесконечное обивание порогов закончились, когда я нашёл место, открывающее передо мной новые перспективы. Это был небольшой театр под-руководством Тойо Когио, расположенный недалеко от храма Сенсодзи. В зале было почти двести мест. В кабаре приходили талантливые юмористы, артисты кукольного театра, но попадались и редкие бездари.

Начинающие исполнители часто представляли весьма сомнительные скетчи. Я начал карьеру в театральном мире с самых неприметных должностей. Представьте себе на секунду: Мне повезло оказаться в нужное время в нужном месте. На деле работа меня разочаровала.

Каждый день я должен был приходить за два часа до того, как в полдень заведение начнет работать. Сначала я вычищал лифт и убирал перед входной дверью, затем подметал лестницы с первого по третий этаж и, наконец, протирал все поверхности тряпкой. Весь день я был занят — поднимал наверх клиентов заведения, а затем спускал их обратно, каждый раз дожидаясь, когда за ними закроются двери.

Жизнь уборщика и лифтёра была куда тяжёлее, чем у актёра. В Асакусе создаётся впечатление, что все друг друга знают. Здесь одинаково любят джаз и старинные тоскливые баллады, веселятся, общаются, сдабривая речь изрядной долей жаргона. Днем в Асакусе скорее тихо и безмятежно, а вечерами она по-настоящему оживает, расцветая множеством спектаклей. Однако резкие выступления в парламенте, призывающие к возврату прежних строгих ценностей, никак не влияли на Асакусу.

Здесь праздник никогда не кончался, за исключением самых консервативных лет эпохи Мэйдзи —которая совпала с восстановлением императорской власти и господством строгого конфуцианства позже оно легло в основу закона против проституции годаи страшных бомбардировок года, когда пожары практически уничтожили Асакусу. Комнатушка была тёмной, стены покрыты мокнущими пятнами. Там проживал не только он сам, но и остальные артисты.

Я поселился в небольшой комнате, где из всех удобств были проточная вода, газ и электричество. Довольно долго, внося каждый месяц за аренду несколько тысяч иен.

Помню, на двери моей комнаты не было даже задвижки, так что мне пришлось купить небольшой замок с шифром. Однажды на рассвете, обойдя не один бар, я вернулся в стельку пьяным и долго копался, пытаясь вспомнить нужный код Наше здание входило в группу домов Сан-шом в Асакусе и находилось в начале авеню Сендзоку, в самом центре Кото-ку.

Уродливое, плохо освещённое сооружение, чем-то напоминающее тюрьму. Мэтр Фуками и подготовка к сцене. Наконец ветер подул в нужном направлении, и мой каторжный труд начал приносить свои плоды. Многие из них казались мне смешными.

Движение Rapid Eye - Саймон Дуайер

Постепенно я стал его учеником, потому что понял: Как юмористу ему не было равных, талант Сендзабуро Фуками был безмерен. Почти всю жизнь он провёл, общаясь с актёрами, в популярных кабаре и театрах шестого округа Токио. Он знал все залы как свои пять пальцев. Сказать, что я многим ему обязан, — ничего не сказать, потому что с течением времени, в Асакусе, Сендзабуро Фуками обучил меня всему, что я знаю. Он научил меня не только играть, но и думать: Именно благодаря ему, однажды, совершенно случайно, я впервые вышел на сцену.

Было воскресенье, и удача мне улыбнулась. Один из актёров не явился в театр. Его нужно было срочно заменить. Мой учитель предложил мне сыграть его роль. Я понял, что мне подвернулся удобный случай. Роль была связана с переодеванием. Я никогда не выступал перед публикой, от меня всего-то и требовалось — сыграть комедию в женском обличье!

Ни секунды не сомневаясь, я натянул платье, меня накрасили, и я вышел на сцену. Бремени едва хватило, чтобы запомнить пару диалогов. Я был не так уж плох. Сендзабуро Фуками решил, что это было скорее хорошо.

Примерно так же я вышел на сцену во второй раз, затем в третий, шаг за шагом я начал исполнять и другие роли, порой даже очень непристойные, что рождались в воображении моего учителя. Тем не менее голодные годы для меня не закончились. Мне было необходимо время, чтобы стать признанным комедийным актёром. Театральная среда была достаточно закрытой. Однако мне всё-таки удалось привлечь к себе внимание, благодаря смешным сценкам и резким номерам, которые я исполнял на сцене.

Я просто обожал жонглировать и смешивать жанры, высмеивая всех и. Именно бьющие ключом шутки и насмешки обеспечивают нам любовь зрителей, приходящих на наши выступления. Я понял, что по большей части публика привыкла к традиционным сюжетам, избитым клише и предсказуемым развязкам. Мне удалось придумать трюк, который заставил зрителей рассмеяться. Во время диалогов я появлялся там, где никто меня не ожидал увидеть.

Я сыграл на эффекте неожиданности, что публике очень понравилось. Как раз в это время, в году, я встретил того, кто на долгие годы стал моим надёжным партнёром, сообщником и пособником на сцене: В один прекрасный день он предложил мне объединиться в комедийный дуэт мандзай. Мандзай представляет собой простой комический жанр, наиболее распространённый и популярный в Японии. На сцене пара актёров разыгрывает короткую сценку, состоящую из свободного, едкого и быстрого диалога.

Представление напоминает словесную дуэль, которая строится всегда на одном и том же комическом приёме: Для меня проблема заключалась в том, что, пока я не встретил Дзиро-сан, я практически ничего не знал об этом жанре. Я никогда не ходил на подобные представления в Асакусе и подумать не мог, что однажды начну выступать сам и стану одним из мандзаичи, комических актёров мандзай.

Талант меньше всего беспокоил Дзиро. Для него главным было стать богатым и знаменитым. Он надеялся, что так мы начнём двигаться вперёд и больше зарабатывать. Тогда дуэт с Дзиро принёс мне первый успех. На сцене один из нас всегда играл идиота на службе у злодея. Тогда и родился мой артистический персонаж, Бит Такеши. Я стал Битом Такеши, а он Битом Киёси. Наши скетчи славились шутками и язвительностью. Нам не было равных в умении высмеять любого. На сцене мы были словно машины, вместе с Дзиро я мог управлять временем.

В самом начале, до того как я попробовал себя в этом жанре, мне казалось, что выступать в комедийном дуэте достаточно.

Telenedelya Dlya Vsej Semi Moskva 2018 05 2018

Всего-навсего стой на сцене перед публикой и рассказывай забавные и смешные истории. На деле все оказалось куда сложнее и опаснее, потому что порой зал вообще не смеялся. Постепенно я понял, что успех всегда зависит от людей, сидящих в зале, от их реакции.

Наконец до меня дошло: Их-то мы и стали разыгрывать с моим партнёром, порой даже перемешивая их между. Но самое главное то, что на тот момент наш мандзай-дуэт был самым дерзким из.

Наша наглость была безгранична. Мы ловко играли на запретах, постоянно рисковали, выбирая наиболее острые темы. Выходя за рамки, мы обычно срывали самый громкий смех в зале. Нас совсем не пугала реакция, публики. Я с лёгкостью мог обратиться к пожилой даме в первом ряду: Клянусь, и старушка, и мафиози смеялись от всей души.

Зрители были в полном восторге. Каждый вечер напоминал дуэль. Передо мной была только одна цель — рассмешить публику. Наконец я понял, что у меня стало получаться. Представления становились частью. Если во время спектакля я замечал, что в зале кто-то не смеётся, все мои мысли начинали крутиться вокруг этого человека.

Я прикладывал массу усилий, чтобы его развеселить. На сцене я чувствовал себя в новом жанре свободным и счастливым. Надо, правда, сказать, что время от времени я прилично напивался.

Случалось, что даже на сцену я выходил сильно пьяным. Я был молод и неуправляем. Часто я рассказываю о тех особых отношениях, что связывали меня с Дзиро. Он напоминал дрессировщика, а я — дикого зверя. Если бы мой напарник был другим, наш дуэт долго бы не продержался.

Дзиро не хотел, чтобы мы так быстро расстались, он верил в успех. Он был прекрасный укротитель. Мы продолжали двигаться вперёд. Для нас всё пролетело очень. Успех пришёл, а у нас даже не было времени, чтобы его почувствовать. В начале х годов в Японии начался невероятный экономический подъем. Страну буквально захлестнули волны эйфории. В Токио средний класс действительно почувствовал разницу по сравнению с суровыми условиями конца х годов.

Лично меня деньги не интересовали, я о них вообще не. Зарабатывать мне не хотелось. В тот момент для меня было важно не умереть с голоду и быть известным актёром. Это было не так легко. Много раз мне давали понять, что я здесь липший. Прежде чем я стал знаменитым, в театрах часто отказывались от моих выступлений. Однажды, когда я совсем не ждал, мне повезло, и я стал комедиантом. Я осуществил мечту, что привела меня в Асакусу. Добиваясь славы в Асакусе, Такеши Китано сблизился с жившими здесь писателями и артистами, так же как Ясунари Кавабата —который обустроился здесь в х годах.

Тогда у квартала была самая дурная слава в столице. Вообще, улицы Асакусы населены множеством знаменитых призраков. Здесь и известные писатели: На старых фотографиях они запечатлены в окружении актёров и танцовщиц кабаре. В прошлом веке этот традиционный квартал был достаточно авангардным. Первая линия метро в Японии и в Азии появилась в году. Она связала Асакусу с соседним культурным центром Уэно, где сосредоточены многие столичные музеи. Вскоре, все чаще и чаще, наши скетчи стали транслировать по радио.

Первый раз мы появились на телевидении в середине х годов, после чего нас стали регулярно приглашать в различные телешоу. Японцы начали узнавать наши лица на телеэкране. В начале х годов мне начало казаться, что я научился летать. Как я и мечтал, я стал настоящим комическим актёром.

Вместе с Битом Киёси мы продолжали развлекать людей. Больше всех наши скетчи любили студенты. Им был близок наш живой и дерзкий стиль.

Мне было необходимо удержать живую связь с театральной публикой.

  • Пятница, 8 апреля
  • Движение Rapid Eye

Уже работая на телевидении, я старался по-прежнему выступать на сцене. Она связывала меня с моими корнями в северном Токио.

Становясь звездой экрана, я всё так же писал тексты для скетчей. Пришёл момент, когда каждому из нас надо было подумать о собственном будущем. С тех пор мы с Дзиро виделись не так. Порой мы случайно сталкиваемся на некоторых передачах, недавно пересеклись на съёмочной площадке.

Учитель гордится моим успехом. Позже, уже в начале х, мне захотелось повидаться с моим учителем Сендзабуро Фуками. Я отправился к нему при первой возможности. Он был очень известен и в Асакусе, и в других театрах и кабаре, но не часто появлялся на телеэкране.

Я хотел отблагодарить его за помощь, оказанную. Добившись успеха, ученик должен сделать что-то для своего учителя, ведь нужно отдать должное тому, кто тебя сформировал. Для меня это было тем более важно, потому что бессознательно я продолжал считать его своим учителем.

Мэтр Фуками был и остаётся непревзойдённым мастером своего дела. Я никогда так хорошо, как он, не играл на гитаре. У меня не получается так бить чечётку и столь ловко орудовать мечом.

Я и надеяться не смел, что когда-нибудь достигну его уровня, а уж тем более смогу стать лучше. В году я пришёл к нему, чтобы подарить ему немного денег. Как-никак я уже достиг некоторой популярности.

Мэтр Фуками был так счастлив, что его бывший ученик многого добился и вернулся, чтобы отдать ему долг. В его глазах я превратился в настоящего актёра, способного выступать не только на сцене, но и на телевидении. Он был настолько растроган и взволнован, что в тот же вечер раззвонил на весь квартал о моём успехе, выпивая в мою честь чуть ли не в каждом кабачке.

По правде говоря, с того дня меня мучают угрызения совести, потому что подаренные мной гроши учитель потратил на выпивку и сигареты. К себе домой он вернулся, прилично выпив, а ночью или ранним утром в его маленькой квартирке на четвёртом этаже вспыхнул пожар.

Сосед услышал крики и вызвал пожарных. Времени спастись у мэтра Фуками не было — бедняга сгорел заживо. Полиция нашла его обгорелый труп рядом с входной дверью. При осмотре комнаты был найден окурок, из чего сделали вывод, что причиной пожара стала плохо потушенная сигарета. Для меня его смерть стала страшным потрясением.

Я был так подавлен, что не мог сказать ни слова. Я вам могу её показать, до сих пор у меня хранится вырезка. Даже сегодня я ощущаю сильную боль и огромную горечь — и по-прежнему чувствую себя в некоторой степени виноватым. До сих пор я спрашиваю себя, не я ли стал причиной его смерти. Отблагодари я его иначе, не выпей он столько в тот вечер и не купи он сигарет Он умер в парах алкоголя и страшном одиночестве. Тридцать пять лет жизни мэтр Фуками посвятил народному театру в Асакусе.

Спустя годы, в знак моего к нему уважения, я почти каждый день начал заниматься чечёткой. Последние годы я так увлёкся, что забросил даже пианино! Но когда-нибудь, когда пойму, что достиг нужного уровня, я непременно это сделаю. Что касается мандзаи, то учитель всегда говорил мне, что это не искусство, но благодаря множеству дуэтов жанр продолжает существовать.

Многие из них — воспитанники Йёшимото Когио. Я хорошо знаком с этим юмористом, одним из самых забавных в Токио. В прошлом между нами не прекращались ссоры. Между нами всегда было много разногласий, но сейчас мы уже в хороших отношениях.

Мы встречаемся как старые добрые друзья. Мой двойник Бит Такеши. Такеши Китано с лёгкостью шагнул с театральных подмостков на телеэкран.

Русские крестьянки украшали иконы - в киоты под стекло подкладывали бумажные вырезки. В Домодедовском музее представлены вырезки всех стран мира. Ни один европейский музей не может сравниться по масштабам с этой коллекцией. Кроме того, здесь ежегодно проходит международный фестиваль "Черное на белом".

В этой программе известный прозаик, автор романов "Солдаты", "Вишневый омут", "Ивушка неплакучая" Михаил Николаевич Алексеев рассказывает о своей жизни. Фильм знакомит зрителя с ирландской группой цыганских музыкантов "Лойко", которые с ошеломительным успехом впервые выступали в Петербурге. Мы беседуем с музыкантами в доме их петербургских друзей, рассказываем о каждом. Много музыки, а также литературный текст М.

Мандельштама, что доказывает мысль о том, что русская литература сформировала наше представление о подлинных цыганах. Фильм рассказывает о жизни народов Северного Кавказа вскоре после революции года. В основу фильма положены факты биографии С. Кирова, явившегося прообразом героя картины коммуниста Алексея. Художественный фильм "Ленфильм", Фильм 5-й - "Живые торпеды", Фильм 6-й - "Черный князь". Художественный фильм Россия - Италия, Художественный фильм Россия, Программа рассказывает о медицинских приборах, которые можно использовать самостоятельно в домашних условиях.

Какие приборы нужно иметь дома? Какой термотметр лучше - электронный или ртутный? Об этом - в программе "Нетрадиционная медицина". Правда ли, что сливочное масло - враг сосудов? Толстеют ли от него? И всем ли полезно масло растительное? Все о масле растительном и животном - в программе "Разоблачение продктов". Ведущий Александр Рапопорт помогает участнику Артуру разобраться в его проблеме. Мужчина не женат, работает банковским служащим.

Работа для него - и материальная составляющая, и удовлетворение. Но не хватает занятия для души. Неужели можно сделать прививку и обезопасить себя от этого страшного заболевания, как скажем, например, от гриппа? Это и станет темой нашей сегодняшней передачи. Самогон, медовуха, джин, граппа, виноградные вина, пиво, алкогольные коктейли - в программе речь пойдет об алкоголе. Сколько чистого алкоголя можно выпивать в день, чтобы не навредить здоровью?

Как влияет алкоголь на женщин и мужчин? Физическая боль заставляет чувствовать себя нашего героя подавленным и ограничивает его жизненную активность. В этой программе Анатолий Максович, отправляется в "Центр Дикуля". Несмотря на тяжелый диагноз, юноша успешно окончил школу и поступил в вуз. Очень часто кормящая мама забывает о себе, откладывая заботу о правильном питании на "потом", что приводит к набору лишнего веса. В нашей сегодняшней программе, правильное питание кормящей матери.

Рисунки, фигурки вылепленные из глины, пластилина, соленого теста, даже самые примитивные, но сделанные ребенком, можно определить как некое художественное произведение. В нашей сегодняшней программе, творчество в развитии детей, часть 1. Фруктовый сок — это заряжающий энергией способ начать свой день или же это искусственный сладкий напиток, напичканный сахаром и окрашенный сомнительными пищевыми красителями?

И содержатся ли в соках фрукты вообще? Актриса Алиса Признякова предпочитает утомительным диетам хорошую физическую нагрузку и сауны. Рассказ о том, как в действительности функционирует иммунная система человека.

Мы проследили за работой и основными этапами развития этого органа: Профессия художника-гримера интересная и увлекательная. Однако многочасовой труд на ногах сказывается самым неблагоприятным образом на позвоночнике. В нашей сегодняшней программе, о сколиозе и методах его лечения. Ведущая Светлана Шарина рассказывает о греко-римской борьбе. Что это такое на самом деле и с чем её путают.