Знакомства 10 14 лет лолиты малолетки порно фото

Тихий Дон () - сериал - обсуждение - фильмы-спектакли - Кино-Театр.РУ

Спал он, за редким исключением, прекрасно, как спят дети или люди с Сардор, удобно усевшись в кресле, стал знакомиться с утверждениями Павла Глава Пошел третий день, как Николай Иванов стал владельцем . первые изображения найдены в Египте, датированы три тысячи лет до нашей. Два самых популярных поджанра хентая это насилие и секс с Вопрос чести по-прежнему играет в Японии центральную роль, В Японии до сих пор 30% свадеб происходит в результате Использовать «аната» вежливо только при первом знакомстве, Куда пропали 50 лет? 7. Показать полностью 25 кадр Фильмы Сиквел и важных миров. Топ лучших фэнтези-миров в кино* 25 кадр, Топ, Фильмы.

А он закуролесил на неделю. Они с ним практически не вылезали из кровати. Только на кухню к холодильнику. Благо набила его, будто знала. Да ещё Тишку выводила на воздух. Нет, все-таки она ещё поборется за место под солнцем. Если шефу надо, найдет себе вторую секретаршу. Безъязыкую, но грудастую и жо… Ольга Максимовна оборвала. Она поднялась и вернулась в спальню к большому, во всю стену, зеркалу. Еще очень даже ничего, а если чуть задернуть шторы, то вообще на любителя в самый.

Пес рвался с поводка, бил себе по щекам ушами и радостно взвизгивал. Он любил общество только своей хозяйки, и все другие мужчины в доме воспринимались им как скучное, но неизбежное зло. Лично ему суки были не нужны с детства. Но вот и улица, вот и простор.

Прямо за домом-кораблем пустырь. В официальных сводках он значится как парк. Когда-то здесь школьники высадили с сотню деревьев. Налево троллейбусная остановка с вечно разбитыми стеклянными стенами. Вообще эта остановка троллейбусная многим была неприятна. Там троллейбусы круг делали. Водители в железной будке отмечали свои путевые листы, тут же делились новостями, тут же курили, тут же мочились. Тут же подполковнику в отставке Бубнову на прошлой неделе выбили зуб, когда он выгуливал своего шпица ночью.

Всех норовит за лодыжку укусить. И чего он Чехову глянулся? Злобность одна… Ольга Максимовна повела свое сильно раздавшееся веретено с хвостом и ушами подальше от этого места. Тут они принялись расти группкой, и образовался некий лоскуток живой жизни. Когда совсем потеплеет, сюда уже не придешь. Днем его займут пенсионеры-козлятники, а вечером тинэйджеры-хулиганы. Ольга Максимовна спустила бассета с поводка, и тот поглядел на хозяйку умными крыжовинами глаз, словно укорил.

Там, чуть дальше, за сваленными в кучу покрышками мочилась сука той же породы. Ольга Максимовна его не любила. Точнее бы сказать, он был ей неприятен. Главным образом, чтобы отшить. В самом деле, кто он такой? Надо ещё спросить, не их ли покрышки здесь валяются. И за это тоже не любила она Валеру. Как только завел себе эту громадину, сразу стал считать себя главным собаководом района. Не понимала, при чем тут кино и собаки. А завел Валера ротвейлера назло Ольге Максимовне и всей шелупони, которая вьется здесь по пустырю со своими болонками и шпицами.

Нос воротит от него, кирзового. Так нате вам, получите. Могу нечаянно спустить с поводка. Он ваших шавок вмиг передавит. Он так нарочно называл подполковника в отставке Бубнова, чтобы позлить мужика. Честный и прямой, Бубнов всякий раз принимался объяснять ему разницу между старшим офицерским корпусом и генералитетом. Валера же прикидывался дурачком и ахал — надо. Ах, вы об этом? Ни рыба ни мясо. Неинтересная у него жизнь. Где-то заливисто не то лаял, не то визжал пес.

Глава 3 Подполковник Семен Семенович Бубнов был человек твердых правил и раз и навсегда установившихся привычек. Уволенный в запас, он поначалу сильно растерялся, ведь в конце концов можно было жить и не по уставу. У каждого человека есть свои нравственные критерии, и он по мере возможности им следует.

Например, Бубнов предпочитал не врать по мелочам. От вранья по мелочам, справедливо считал он, на свете создаются лишняя путаница и всяческое недоразумение. Взять его покойную супругу. Она и сошла в могилу, свято веря в то, что была той единственной, что заполнила навсегда жизнь курсанта-связиста. В принципе так оно и. Бывший лихой курсант, а ныне дядечка ещё ого-го, до сих пор с благодарностью вспоминал её борщи.

Теперь, привязывая Альберта, так звали шпица, к перилам у входа в поликлинику, подполковник боялся только одного — сопрут. И ведь вот что обидно — выкинут через день. Шпиц и с подполковником-то бывал в напряженных отношениях. Не понимал, собака, субординации, считая себя безраздельным хозяином квартиры на втором этаже дома-корабля.

Военный пенсионер воевал с ним и обламывал характер в силу привычки, так как занимался воспитанием офицеров всю свою служебную карьеру. А пришел Бубнов в поликлинику по поводу выбитого зуба. Он получил талончик в регистратуре, даже не предъявляя пенсионки. Иногда бывали трудности, ибо вид у него цветущий. Иной раз даже молодежь места не уступит в транспорте.

Сухо спросил, кто крайний, и пристроился на диван. Бубнов только достал воскресное приложение и изготовился читать о страстях, как его вызвали в кабинет. Тут все было стерильно. Везде царил порядок почти военный, и поэтому докторов он уважал.

Единственным диссонансом, который отмечал про себя бывший подполковник, был сам специалист — ну очень молодая и красивая дама, резко пахнущая духами дорогой французской фирмы. Но и запах, и красоту Бубнов ей прощал, так как этот запах должен был перешибить больничный, а красота — понятие преходящее. Насмотревшись в армии военных врачих, Бубнов был твердо убежден, что при такой профессии красота не главное.

И врач, и техник наперебой отвлекали пациента от неприятной процедуры. Надо было набрать чуть не полный рот замазки и сидеть несколько минут со стиснутыми зубами, чтобы сформировался слепок. Вы только глазами или головой: А то мы тут поспорили. Я говорю, что детей сейчас иметь не резон, а Света — это, мол, радость. Но ведь радостью сыт не будешь? Вы посмотрите, что кругом делается. Это она от зависти. Потом бывает суп с котом.

Привыкнешь всухомятку или с бойфрендом по ресторанам. Много больше меня имеешь? Зато я не сижу полторы смены. Мне это не нужно, а ты двух мужиков содержишь.

Ну вот чем женщина любит? А что это такое? Это то место, куда потом мужик побольней норовит ударить? А я думаю, Светочка, железами внутренней секреции. Их у нас вдвое против мужиков. Семен Семенович побагровел, моргал глазами, тряс головой, словно эпилептик, попытался ухватиться за халат, но последнее движение восприняли как заигрывание.

Семен Семенович разлепил набитый замазкой рот и засунул в полость по меньшей мере четыре пальца. Засунув, начал отчаянно ими там ковырять. Отсюда не увидишь, что делает шпиц. Подполковник, быть может, и стерпел дубль-процедуру, но собаки уже минут пять как не было слышно. Наскоро попрощавшись и разом простив забытый закрепитель и трепотню вместо оказания первой помощи, заторопился на улицу. Шпица на месте не. Бубнов проклял и свой зуб, и тот день, вернее, поздний вечер, когда черт дернул его подставить ногу мнимому преступнику, и мужика, справедливо сделавшего его щербатым: Причем обещать нашедшим немыслимое обогащение.

Глава 4 Николай Иванов лежал в роскошной, совсем не дачной кровати и ждал, когда Вадик, так звали его новую женщину, сварит, как полагается женщине, кофе. Все внутри Иванова ликовало. Он по-новому смотрел на вещи. Они стали перед глазами чуть рельефнее, чуть красочнее.

Каждой клеткой ещё неостывшего тела Иванов впитывал в себя прохладный вечерний воздух, льющийся через открытую фрамугу. Где-то за дачным поселком просвистела электричка. Как хорошо-то, подумал он, и почему это считается стыдным?

В голову сами собой стали приходить примеры из античности. Там совсем не зазорным считалось иметь в своей свите нескольких мальчиков. Не помню номер… Иванов забыл про саженцы, про работу. И только легким укором перед глазами иногда всплывало лицо Виолетки. Даже не потому, что изменил, а какая она несчастная. Постой, да ведь у них тоже есть однополая любовь. Впрочем, Иванов никак не мог себе представить, как это можно получить удовольствие, не войдя или не приняв в себя другого человека.

Да, да, сегодня не только он входил. Вот ведь какая штука. Понравилось… А потом вдруг все неожиданно кончилось. В спальню влетел Вадик с перекошенным от ужаса лицом и неестественно лиловыми ушами, будто его поймал сторож на бахче и неделю держал подвешенным за мочки.

Николай ещё ничего не понял, кроме того, что случилось непоправимое несчастье. Так оно и. Хозяин дачи, который существовал в природе, но здесь, сейчас, сегодня никак не мог нарисоваться, нарисовался. Об этом сообщил обескровленным, белыми губами Вадим. Но Иванов уже сам слышал хруст подмерзшего за вечер снега, и хруст неумолимо приближался к порогу. Никогда Иванов не проявлял столько звериной изворотливости, гибкости и молниеносной быстроты, как в эти мгновения.

Если сюда он крался словно тать в ночи, то дорогу до станции одолел в один притоп. По продрогшему перрону гулял влажный ночной воздух весны. Пахло надвигающимся летом, и за лесом истерично взвизгнула электричка. В тамбуре подобрал приличный окурок, брезговать не приходилось, а в кармане ватных штанов обнаружились замусоленные спички. Весь сегодняшний день пронесся в его мозгу и вылетел дымом первой затяжки. Это был сказочный сон и ничем, кроме растаявшего дыма, окончиться не. Так ему и. Николай вышел на своей станции в трех остановках от Москвы и огляделся.

Кругом было по-весеннему голо и безрадостно. Напротив за зеленым забором мертвым светом горели окна четырех операционных ветеранского госпиталя. Он пошел бы домой. В тепло воняющего подъезда. В запутанность пододеяльника и привычное спросонья ворчание Виолетты.

Но его внимание привлек шум за забором госпиталя. Тут же зияла дыра, и Николай не удержался, заглянул. На грязном снегу огромной бесформенной грудой лежал пес. Чуть в сторонке полукругом сидели на своих хвостах полдюжины разномастных шавок. Перед псом валялась огромная коровья костяра. Гиганта не хватало на то, чтобы разгрызть, но вполне, чтобы защитить добытое.

Так они и сидели. Одни дожидались, когда гигант уступит, гигант — что им надоест ожидание. Но кость он не отдаст. Иванова словно током прошибло. Это блохастое большинство всегда будет право. Ничего ты им не докажешь. Сгинешь геройской смертью, и. Гигант посмотрел на Николая грустными глазами, и тому показалось, что пес все понял.

Больше того, пес был согласен, но ничего не мог поделать с собственной гордостью. Откуда взялись решимость и силы? Потом Иванов попытается все себе объяснить. Сейчас он почти бегом понесся к подъезду, взбежал на седьмой этаж и решительно утопил кнопку звонка.

Дверь открыла заспанная Виолетка. Он решительно отодвинул жену в сторону и прогрохотал ботами на кухню. В холодильнике лежал пергамент с распластанным по нему килограммом творога. Иванов с хрустом подогнул края бумаги и прогрохотал обратно к лифту.

Виолетта окончательно проснулась и ничего не понимала. Например, не закрыл дверь подъезда. Домовые общественники всегда пеняли на этот факт входящим и выходящим не взирая на лица. Пес лежал перед костью в той же позе. Они все сохранили паритет. Ни один Дарвин не поможет. Он не думал, что гигант может укусить. Даже мысли такой не мелькнуло. Все шло как-то само.

Иванов решительно подобрал мосел и, широко, по-олимпийски, размахнувшись, забросил его за забор. Свора молча пронаблюдала за действиями человека, но не шелохнулась. Николай развернул пергамент и положил перед гигантом: Гигант по-человечески вздохнул и по-человечески зачавкал.

Свора наблюдала с невозмутимостью американских присяжных. Иванов заметил темные пятна на снегу у ног собаки, наклонился и рассмотрел внимательнее. Потому что лапы у гиганта кровоточили. Дождавшись, когда тот, доев, принялся за пергамент, Иванов решительно пресек само действие: Нечего тебе с этими ублюдками вожжаться. Дома будет ор, но ты не обращай внимания.

Иванов пролез в пролом, ничуть не сомневаясь, что гигант все понял и следует за. Виолетта просто задохнулась при виде огромного пса со слезящимися грустными глазами и грязной шерстью. А ты за нашенского пса попереживай. О жене старался не думать. На нашей родной улице Дуэ, рядом с лицеем, есть немного унылый бар под названием "Ремонтник", на углу улицы Фонтэн и перекрестка, ведущего к моему дому. Там, за одной чашкой кофе на шестерых, мы сидим и делимся планами на дальнейшую жизнь.

Нам шестнадцать, и, разумеется, весь мир принадлежит. Разве что школьные трудности немного портят нам жизнь Мы говорим обо всём и ни о чём, в основном, несем чепуху. Мы часто повторяем, что вскоре нам придется расстаться. И это нам абсолютно не нравится. Мы ведь все - частички единого целого. Я - как бы "ядро" этой компании цветущих молодых девушек.

В шестнадцать лет я являю собой типичный экземпляр благополучной девочки из хорошей семьи, немного задиристой, и я ревностно защищаю свой маленький мирок. Иногда мои подруги тоже слушают звучание этого голоса, - кажется странным, что он исходит из такого маленького тела.

Даниель в это время вовсю продвигает меня в офисе Пламондона. Но слышит в ответ, что мой голос не понравился Люку. Она настаивает, говорит Мадлен, что это невозможно, что он наверняка просто ошибся кассетой, нельзя поверить, что он не хочет меня видеть. Где-то в параллельном мире, на площади Клиши, пролетают мои счастливые дни. В нашей дружной компании появляется новенькая: Мы ходим на хип-хоп вечеринки во всякие невероятные места в окрестностях "Парижска" в оригинале - Paname, фамильярное название Парижа - прим.

Вот оно, начало свободной жизни! Мы занимаемся брейк-дансом в школе танцев "Cite Veron". У нас есть полное "обмундирование": О да, мы - королевы улиц! Мы даже сделали для себя пятницу выходным днем, так как уроки биологии в колледже нас абсолютно не привлекают. Барбра Стрейзанд покинула мои наушники, чтобы уступить место Мэри Джей Бладж.

Музыка становится неотъемлемой частью моего подросткового самовыражения. Ритуальный вопрос между двумя новыми знакомыми: Это - эра миксов, ставших привычными, часов, проведенных за прослушиванием радиопередач Дока и Дифула. Мы открываем для себя рэп. Мы - смешанное поколение, и нам это нравится! Мой лицей, Жюль-Ферри - центр вселенной, и это меня полностью устраивает. Булонь-Бильянкур, весна г.

Однажды в полдень, благодаря неоспоримой и несомненной уверенности моей Даниель, - вот она я, в её "Твинго", мы едем в направлении Artistic Palace, знаменитой студии звукозаписи, расположенной в Булонь-Бильянкур.

И не имею ни малейшего представления, что именно мы там собираемся делать. Я готова взорваться, потому что вскоре у меня назначена встреча с девчонками в "Ремонтнике", и я ни за что на свете не хочу пропускать собрание "сплетниц" Gossip Girls - Жюли называет сейчас так своих подружек того времени, сравнивая их с героями "Gossip Girl" - американского молодежного телесериала, вышедшего на экраны в году- прим.

Я вопрошаю неприятным тоном, выражающим предельное разочарование: Ок, но что конкретно мы будем делать? Я буду петь, или что? Немного позже я пойму. Пока же, в ожидании, она прилагает все свое немалое терпение, чтобы успокоить фурию на пассажирском сиденье. Она спокойно ведет машину. По прибытию я немного не в себе, и я не скрываю. Мы входим в большую студию. Мадлен, ассистент Пламондона, стоит, облокотившись на стойку. Она представляет нам Кати Коччьянте, элегантную даму в приталенном костюме, на высоких каблуках, с волосами, собранными в пучок.

Она похожа на итальянскую матрону. У неё цепкий холодный взгляд. Я сажусь подальше от неё, но чувствую из своего угла, что она наблюдает за. Я делаю вид, что не замечаю этого, стараясь не покраснеть. Я не разговариваю с ней, не улыбаюсь.

Я здесь - и одновременно абстрагируюсь от реальности, как всегда, когда мне требуется привести эмоции в порядок, - неплохое качество для людей, находящихся в центре внимания, но все же.

Я выпрямилась на своем сиденье, как гвардеец в карауле у парадных ворот. В другом углу студии Мадлен, сконфуженная, цедит сквозь зубы, обращаясь к Даниель: Я слышу это краем уха, но меня это не слишком расстраивает.

Кажется, я даже вздохнула с облегчением. Круто, тем раньше уйдем из этой западни, которая все больше и больше похожа на прослушивание. Мне не страшно, мне просто хочется сбежать.

Но внезапно Люк выходит из студии. Он, кажется, пришел в некоторое замешательство, увидев меня, спрятавшуюся за спину Даниель. Я думаю про себя, что, должно быть, Молько действительно не занимать храбрости, раз она осмеливается ставить его в подобное положение.

Искренне восхищаюсь людьми, которые способны, как она, ради достижения цели переступить через собственные убеждения. Я слушаю, как Даниель снова и снова повторяет Пламондону, что он наверняка ошибся кассетой, что её юная подопечная - большая редкость, у неё уникальный голос. Она вцепилась в него мертвой хваткой. Когда все взгляды обращаются ко мне, на мгновение я чувствую себя Лукасом, объектом эротических фантазий всех девчонок моего колледжа.

Чтобы закончить с этим и наконец быть оставленным в покое, Люк всё же предлагает мне попробовать спеть. Мне впихивают аудиоплейер в одну руку, листки с текстами в другую, и выдворяют в холодную комнату, где слышится только жужжание машин. Там, удобно устроив зад на черной кожаной кушетке, я утопаю в сладком звучании голоса мсье Коччьянте.

Я рассеянно прослушиваю три песни по два раза каждую. Я ничего не понимаю, никогда не слышала этих песен и, едва начинаю спрашивать себя, что мне с ними, собственно, делать, дверь снова открывается.

Альберто, маленький мужчинка с пышными усами, в очках, с заметным итальянским акцентом, послан за мной, чтобы препроводить в огромную комнату с роялем посередине. Человек небольшого роста, кучерявый, сидит, опустив руки на клавиши. Повсюду дерево, на стенах, на потолке, много музыкальных инструментов; есть даже микрофон, укрытый ширмами.

В тот момент я была впечатлена. Я чувствовала себя игрушечной балеринкой в музыкальной шкатулке. Мой взгляд блуждал по всей комнате, пока не остановился на огромной стеклянной стене, за которой толпились люди - как в зоопарке! Я робко приближаюсь к человечку за роялем: И я включаюсь в игру.

Он начинает играть, а я - петь. Не останавливаясь, он пристально смотрит на. Я чувствую себя как на витрине, и это меня подстегивает. Никогда бы не смогла объяснить, почему так случилось, но в тот момент время для меня остановилось. Предоставленная самой себе, я переживаю волшебный момент. В конце концов, я забываю о том, где я нахожусь. Забываю также о тех, других, которые за стеклом, и слышат всё, что здесь происходит.

Ришар играет всё громче и громче, инстинктивно она начинает подпевать. Вскоре, Люк присоединяется к нам в комнате. Он облокачивается на пианино. Вместе с нами, очень естественно, он напевает мотивы, которые вскоре станут "Bohemienne", "La monture" и "Ave Maria paien".

Обстановка становится более непринужденной. Мы поем дюжину песен, которые я не знаю. Никто мне ничего не говорит, просто смотрят, как я получаю удовольствие. Я уже не та же самая, что два часа назад, я осознаю. Я вся сияю, моё лицо расслаблено, мое тело совершает движения в такт пианино. Я чувствую себя как дома. Даниель и Мадлен довольны, и явно испытывают облегчение.

Этот голос, "слишком большой для меня", наконец нашел отзвук в сердцах великих людей. Конец того дня для меня немного размыт, но я вспоминаю свою мать. Она рядом с машиной, напротив студии. Ждет возвращения своей маленькой забияки. Люк Пламондон вприпрыжку пересекает улицу и на ходу бросает ей: Тогда он спрашивает её, можно ли отослать меня к Альберто Византину, чтобы проработать песни. Так и начался мой путь в музыкальном мире - с Альберто в качестве опоры, этим невероятным человеком, моим ненаглядным репетитором!

Несколько блондиночек с ангельскими личиками уже прошли перед его глазами, я не первая, - но мне кажется, что он меня искренне полюбил.

Он верит в.

Павел Воля - Об отношении к деньгам

Это в его квартире, на улице Шато-Ландон, каждую среду, в компании его жены и Элоизы, его четырехлетней дочери, я впервые начинаю работать "по-взрослому" Вскоре я возвращаюсь в Булонь записать песни: Я уже знаю, для чего я здесь: Кажется, меня пробуют на две женские роли романа Гюго. И одновременно я довольна, что нахожусь. Чем больше я смотрю на людей, участвующих в кастинге - высоких, темноволосых, разных, незнакомых - тем больше меня это забавляет.

Париж, площадь Гюстав-Тудуз, июль г. Я обедаю с родителями под деревьями. Это - начало длинных каникул, и через два часа я собираю чемоданы!

Направление - мыс Ферре, в компании Алис Год прошел спокойно, и я чудесно проводила время. Звонит мобильный отца, некоторое время он беседует, и, в заключение, восклицает: Ты выбрана на роль Флёр-де-Лис". Не помню, как именно я отреагировала, помню только, что когда назавтра поезд уносил меня в Бордо, в моей сумке, помимо прочего, были тексты, кассета и песни, над которыми мне предстояло работать целое лето!

Таким образом, мой голос будет звучать на концепт-альбоме "Собор Парижской Богоматери". Доставила ли мне удовольствие эта новость? Честно говоря, не знаю. У меня просто было предчувствие, что если я соглашусь, это навсегда перевернет мою спокойную жизнь, сосредоточенную на площади Клиши.

Я так не хотела ничего менять И кроме того, для моего поколения мюзиклы - прошлый век. Мы любим Генсбура, шепчущий голос Аксель Ред и французский рэп, который в то время набирает силу. Нам не нравятся ни демонстрации возможностей голоса, ни слащавый романтизм! Бронетанк по имени Селин Дион совсем скоро ворвется во Францию на носу своего огромного корабля имеется в виду песня из "Титаника" и клип со знаменитой сценой из фильма - прим.

Все окружающие меня люди помнят, как я постоянно от всего отказывалась, но, странным образом, никто из них, включая меня саму, не помнят, почему я согласилась на "Собор"! Мне понравились песни, это правда. Люк обаятелен, Ришар - страстный, Даниель задала себе кучу хлопот, чтобы добиться этого для. Все эти люди безгранично любят свою работу, своё искусство.

Кажется, они до последней капли отдают себя постановке этого спектакля, даже не задумываясь, к чему это приведет. Возможно, поэтому я и сказала "да". Я почувствовала себя близкой им по духу. Но на тот момент всего этого слишком много для моей бедной головы: Я - первая француженка, прошедшая кастинг. В Канаде, напротив, кастинг идет в полную силу. Уже выбраны четверо певцов, все - квебекцы, с их еще непривычным для Франции акцентом.

Поворачиваю голову, сканируя взглядом комнату. Прежде чем кто-либо меня увидит, на манер Бриджит Бардо, вешаю на лицо самую ослепительную свою улыбку, стараясь не свалиться. Руки перегружены цветами, вечерняя сумочка норовит выскользнуть из пальцев.

В зоне моей видимости - Люк, который меня еще не заметил. Он, со своей подтянутой фигурой и неизменным пиратским лихим завитком возле уха, - там, в центре гостиной, рядом сДаниель Молькоу массивного деревянного стола, наверняка вытащенного из старья, сданного в утиль где-нибудь между авеню Республики и Ля Рошелью Даниель переехала из Парижа в Ля Рошель. Он выглядит а-ля Лени Кравитц, и ему идёт.

Еще одну минуту остаюсь незамеченной, - и эти родные голоса пробуждают во мне волну воспоминаний. И, сделав шаг вперед, сталкиваюсь лоб в лоб с первым из. Моё сердце ускоряет ритм в объятиях Клопена, и я теряюсь в волнах его нежности, моего брата с эбеновой кожей. Глаза в глаза, я запечатлеваю его образ в памяти Глава Двора Чудес видит Флёр-де-Лис расцветшей женщиной, так сказать Девять роз кроваво-красного цвета в моих руках, и он застенчиво говорит: Они все трое так элегантны.

Едва я приближаюсь к ним, как порыв радости, возбуждения буквально бросает нас друг к другу. Мы душим друг друга в объятиях, как это прекрасно!! Я позволяю себе потеряться в восклицаниях - "как я счастлива, давно не виделись, как мне вас недоставало". Обращаю внимание на Даниель- она не участвует в этой бурной встрече, но у неё слёзы на глазах, и вовсе не оттого, что она резала лук на кухне! Она знает, как важен для меня этот момент.

После стольких попыток, окончившихся провалом, это 10 октября года настоящий подарок. Она - привилегированный свидетель той сумасшедшей авантюры, которая накрепко привязала нас друг к другу. Десять лет назад некоторые из нас пересекли океан ради того проекта; другие пересекли страну, а я - всего лишь проехалась по 6 линии, спрашивая себя, надолго ли всё это Этим вечером каждый вспоминает о своём Где-то между Парижем и Бордо, август г.

В поезде, который уносит меня к югу и морю, я слушаю макет "La monture".

Собачья площадка

Моя подруга Алис - напротив. Пейзажи мелькают за окном - я в нигде, я между двумя разными местами, между двумя временами, я раздвоилась. Внезапно я спрашиваю себя, кто они, те квебекские певцы, о которых я пока не знаю ничего, кроме имен. Пельтье, Лавуа, Гару и Мервиль - они уже ангажированы. Нужно сказать, два наших дорогих безумца, Пламондон и Коччьянте, немало потрудились для того, чтобы поставить этот спектакль.

Началось все с того, что в один прекрасный день Ришар пришёл к Люку с написанной им музыкой и причудливой идеей поставить мюзикл по какому-нибудь произведению классической французской литературы. Вначале он даже видел себя исполнителем роли одного из персонажей. Пламондон увлечен идеей, он пишет слова на музыку Коччьянте, пока Ришар, сидя за пианино, один за другим воссоздает семь персонажей бессмертного романа Гюго. Однажды вечером, в году, в пустынном парижском клубе состоялась встреча: Вначале Талар не слишком воодушевлен идеей, о которой ему рассказали по телефону.

Этим вечером Ришар, в одиночестве, сидя за пианино, срывает куш. Он играет и поет все песни, воплощается во все персонажи. Шарль - единственный зритель. После двух часов прослушивания живого концерта семерых певцов в одном голосе, он взмахивает своей волшебной палочкой, - вернее, своей волшебной сигарой, - и произносит: Он тут же звонит по телефону и бронирует Дворец Конгрессов, но "только на четыре месяца и только половину зала", - то есть, максимум две тысячи мест на один спектакль.

Житейская история с капелькой волшебства - таково ремесло шоумена. Я хочу сказать, тому, кто мечтает добиться успеха в этой профессии, недостаточно просто дожидаться часами своего шанса предстать перед жюри. Нужно еще встретить парочку-другую добрых фей на своем пути Вот так и произошло, что в году либретто наших двух деятелей стало проектом "НДДП". И с гордостью носит это имя.

Все злые языки, которых полным-полно в этом мире, судачили, судачат и будут судачить о том, что "успех был предопределен". Однако если мы заглянем немного в прошлое, то увидим - мюзиклы никогда не были исконно французским жанром, никогда не были близки нашей культуре.

Говоря конкретно, "Проект "Собор Парижской Богоматери"" - нечто чужеродное, а мы, его участники, - подопытные кролики. Проект, появившийся раньше "Ведьмы из Блэр"! Вот так, замешанная на недоразумениях и случайностях, сдобренная некоторой толикой безумия, началась эта авантюра. Все благодаря проницательности продюсеров, Шарля Талара и Виктора Боша, которые сделали ставку на то, что этот корабль будет держаться на плаву - единственные поверившие в.

Возможно, они предчувствовали что-то, предугадали еще не высказанные желания публики. Улица Пиренеев, 10 октября г. Никто из присутствующих не в курсе, что я была одним из инициаторов этого ужина. Каждый знает, кто сегодня придёт, но впервые никто из нас не знает, почему все согласились прийти.

У этого мгновения - кисло-сладкий вкус нашего прошлого, нашего дебюта, и только это имеет значение. В квартире жарко, Даниель Молько открывает наружную застекленную дверь, ведущую в сад. Все занимают места в гостиной. Этим вечером стоит приятная погода, из двери в сад веет лёгкий свежий ветерок. Удобно устроившись, Брюно рассказывает мне, что он только что приехал, и уже завтра у него обратный самолет, что касается Даниэля, то у него вчера был концерт в пригороде Парижа 07 октConcert a Arcueil France Salle Jean Vilar - прим.

Люк Мервиль меряет шагами расстояние из гостиной в столовую. Он не находит себе места, борется то ли с разницей часовых поясов, то ли со звуком наших приглушенных голосов. С того места, где он находится, он не может слышать всё, о чём мы разговариваем, но время от времени прислушивается и вставляет какие-нибудь реплики. Мне кажется, Люк не любит тишины. За кулисами "Собора" его пение проникало сквозь стены. Словно чтобы воссоздать свою родину здесь, в тысячах миль от дома, он пел под собственный аккомпанемент на гитаре, пение было его лекарством от стресса, от страха, от плохой энергетики, пел, и солнце освещало эту новую историю с еще не состоявшейся судьбой.

Он всегда опекал меня, как это делал бы кто-то старше и разумней. И этим вечером он снова рядом, - этот мудрец, в котором я так нуждалась Сидя рядом с Люком Пламондономнапротив Даниэля и Брюно, я зову Люка присесть с нами, когда раздается дверной звонок. Наш великан Гару, стройный, одетый тоже во все черное, с бутылкой в руке, бросает нам свое неизменное "Эй, банда, как дела? Я вскакиваю со своего кресла и повисаю у него на шее. Едва он успевает поставить свою бутылку виски, как Пламондон уже достает стаканы.

Брюно и Даниэль приближаются к двери, и наступает момент всеобщего нежничанья. Даниэль, Брюно, оба Люка, Гару и я обнимаемся и застываем. Ни единого слова не слетает с наших губ, пока Гару не ворчит: Ну а у меня, как обычно, в этот момент уже тушь потекла! От Флёр-дё-Лис до Квазимодо, прослушивания шли плоховато. Уши Люка так привыкли к голосу его неизменного компаньона Коччьянтечто он упорно ищет семерых исполнителей с похожим тембром: Вот так одно небольшое недоразумение может изменить жизнь - вот так наш неподражаемый Гару делает свои первые па в этом танце.

Однажды февральским вечером года, в одном из баров Шебрука, что расположен в нескольких часах пути от Монреаля, подруга Пламондона тянет его в Ликор Стор на концерт группы "Неприкасаемые" Les Intouchables. Острый слух Люка моментально поражен голосом молодого человека, изображающего не то Джо Кокера, не то Отиса Реддинга - этот голос, несмотря на молодость его обладателя, словно бы "растрескался от времени". Это "любовь с первого прослушивания". Пламондон берет юного Пьера под свое крыло, а точнее - через три дня засовывает его в салон самолета на Париж.

В Артистик Палас Гару, как он сам велит себя называть, в долю секунды очаровывает всех до единого, но никто понятия не имеет, какую роль дать этому вокальному феномену.

Какой образ он мог бы воплотить на сцене? Совершенно ясно, что он не похож на принца из волшебных сказок, - но едва он начинает петь, становится так прекрасен, что чувства окружающих приходят в полное смятение. В то время для меня Пьер Гару - парень из Квебека во всём своём блеске. Высокий, крепкий, в пестрой рубашке, с немного наивным взглядом ребенка и этим его удивительным, "сорванным", голосом, который никого не оставляет равнодушным, а меня так и подавно.

Этот голос, впрочем, иногда мне словно бы причиняет боль Таков парадокс его тембра. Искусственно перекроить его телосложение, нагрузить его горбом и дать роль самого уродливого персонажа спектакля было гениальной идеей.

Если бы Гару сыграл какого-нибудь лощеного красавчика, без сомнения, ему бы не стать тем, кем он является сейчас, не затронуть настолько сердца французов. Улица Пиренеев, 10 октября Даниель Молько рассказывает, что Патрик не ответил на е-мейл с приглашением, поэтому она передала ему сообщение через его менеджера. Сидя за столом, мы поддразниваем друг друга, разглядываем друг друга, словно ища, что в нас изменилось за эти годы.

Брюно остриг волосы; это сделало его лицо мягче. У Гару здоровый цвет лица, живой взгляд и всё те же очаровательные быстрые улыбочки, которые заставляют вас чувствовать себя особенными, когда он адресует их персонально.

Мой дорогой Даниэль - он сегодня "глава" этого вечера! Он одет в чёрное, что делает его настоящим денди и подчеркивает белоснежную шевелюру. Его лицо гладкое, как у ребенка. Он выглядит невероятно молодо. Все окружающие того же мнения.

Не знаю, оттого ли это, что он больше не носит сутану, но этим вечером его мужская привлекательность особенно очевидна. Я впечатлена, даже более. Этот Лавуа, - он словно хорошее вино, что с годами становится только. Даниэль Лавуа, извините за столь смелое высказывание, буквально продался этому спектаклю! Даниэль и Люк Пламондон знают друг друга уже очень много лет.

Даниэль даже участвовал в мюзикле "Санд и романтики", написанном Люком в соавторстве сКатрин Лара несколькими годами ранее. Этих двоих связывают долгие годы дружбы и взаимного уважения. Даниэль будет священником из Нотр Дам - никого другого на эту роль даже не пробовали.

Немного спустя, однажды я услышала имя некоего Брюно Пельтье. Люк хорошо знает его, так как он играл в "Стармании".

В версии с Моран. Я смутно припоминаю, что видела его в роли Джонни Рокфора на сцене парижского Театра Могадор, кажется, в м. Я смотрю на. Внешне он не изменился. По-прежнему прячет глаза за очками с затемненными стеклами, но я все также могу прочитать по губам его робкое удовольствие оттого, что он видит здесь всех нас, - ну, или почти. Время словно застыло на эти несколько минут.

Мы проникаемся радостью встречи. Мы молчим, затем снова смотрим друг на друга Булонь-Бильянкур, студия Artistic Palace, май г. Еще один благодатный момент воцаряется, когда трое мужчин, отобранных для "Собора", собравшись около рояля, напевают "Belle". Брюно Пельтье, Даниэль Лавуа и Гару создают такой альянс, невозможно поверить, что это в первый раз Их голоса сливаются в величественном и мощном аккорде, преодолевающем стены студии Артистик Пэлас, к великому удовольствию Люка.

Говорят даже, что магия слияния этих трех голосов задрала планку требований к следующим кандидатам на кастинге слишком высоко Между Парижем и Бордо, август г. Я так далека от всего этого, в поезде, который мчит меня навстречу каникулам. Я слушаю в наушниках "La Monture", где разбираю слова: Даме с двумя детьми, путешествующей рядом с нами, напротив, совсем не смешно. И к кому же ты обращаешься с подобными словами?

Он старый, ему вроде уже двадцать восемь! А как его зовут? Чувствую себя немного неловко Встать навстречу, остаться сидеть, что делать? Гару украдкой наблюдает за мной, так, словно хотел бы подсказать мне, как правильно воспользоваться инструкцией по эксплуатации собственных эмоций.

В конце концов, Даниель, наша хозяйка, спешит навстречу Патрику. Один за другим все поднимаются, не зная, будет ли уместным продолжать горячие объятия! Этим вечером тестостерон в большой цене!

какой фильм психологический смотреть

Встреча проходит в такой теплой обстановке, что все, не стесняясь, и так ведут себя как девчонки, однако, когда появляется Корсиканец, все начинается сначала! Наконец, Патрик подходит ко. Пронзает меня взглядом, в своей обычной манере, и произносит, низким голосом, в котором чувствуются нотки смущения: Во время этого крайне сдержанного приветствия Патрик принимает первый бокал шампанского и уходит присесть на пуф, стоящий немного в отдалении, возле низкого столика И такими тоже бывают встречи Булонь-Бильянкур, студия Artistic Palace, апрель г.

У него есть рекомендации профессионалов. Он рассказывает моей матери, что выступал на Евровидении, что только что приехал в Париж Несмотря на столь интересные детали биографии, я не слушаю, отстраняюсь.

Я погружена в стихи Мюссэ, годовой экзамен по французскому на носу! Однако его южный акцент помимо воли проникает в мои уши. Артистик Пэлас разделен на несколько студий. В соседней Мишель Фюган записывает свой новый альбом. Я так люблю его песню "Крепость" Forteresseчто, заметив его, высовываю нос из-за книги, чтобы он меня заметил. Он там пребывает и поныне. Таким образом, я присутствую на пробах Патрика.

Не помню, по какой причине, но в тот день я и моя мать были. Странная парочка, он и я, сидим на канапе перед пультом. На первый взгляд, он не в восторге от островитянина. Во главе списка претендентов на роль - высокий мускулистый блондин. Высокому корсиканцу не остается ничего другого, как держаться.

Но, в тот самый день, благодаря своему голосу, - я бы сказала, экстраординарному, - Патрик получает второй шанс. На этот раз его миссия - исполнить "Dechire". Нет, серьезно, Ришар, признайся, ты ведь написал эту вещь, будучи абсолютно безумен! Песня, больше половины которой основана на резкой смене тональностей - гарантированный несчастный случай для любого кандидата.

Только очень тренированный тенор может справиться с этими колебаниями. Тенор - вот что нужно для этой песни. Альберто, репетитор по вокалу, это знает. Итак, несколько дней спустя Патрик снова объявляется в том же самом месте, но на этот раз уже чувствуя себя более уверенно на знакомой территории. Он легко влезает в кольчугу шевалье Феба. С большой непринужденностью преодолевает "Belle" и "Ces diamants-la". Впереди штурм северного склона Эвереста: Усталость и стресс дают о себе знать.

Кроме того, Патрику приходится издеваться над собой на глазах Люка, всё еще не убеждённого, настаивающего на персонаже нордической внешности, а-ля Икеа, он видит именно такой типаж на эту роль, а никак не разбойника с корсиканских гор. Ничего у него больше не выходит, он плохо слышит сам.

В конце концов, его голос ослабевает. Он покидает студию, Альберто смотрит вслед, бессильный помочь. Почти сразу вслед за этим, продюсеры поручают Альберто возобновить кастинг на роль Феба. Как он сам рассказал мне однажды, субботним днем, уже в мае года, сидя у меня дома за чашечкой кофе с лимонным пирогом, - в тот день он совершил то, что никогда не осмелился бы сделать при нормальных обстоятельствах. Сразу после ухода Патрика он сел в свою маленькую машинку и вернулся к себе домой, чтобы извлечь на свет божий кассету с пробами, помеченную "Фьори, март ", на которой, по его словам, была запечатлена "идеальная "Dechire"".

Гару предлагает мне пропустить стаканчик. Раздосадованная, отвечаю "Плохо, плохо. Весь вечер я в 25 сантиметрах от своего прошлого, за это стоило бы выпить немного горячительного! Булонь Бильянкур, Artistic palace, октябрь г. Когда мы записывали концепт-альбом, Элен ещё не участвовала в проекте. На тот момент отбор участников был окончен, и сыграть роль Эсмеральды предстояло Ноа! Я, загорелая, возвращаюсь с каникул, имея перед собой тройную цель: Мать, как обычно, сопровождает меня, мы едем в семейном "Гольфе"; между двумя учебниками по биологии лист бумаги, присланный по факсу несколькими днями ранее, напоминает о том, что я не выполнила своё "домашнее задание" как певица Ничего страшного, убеждаю я сама себя, как-нибудь да выкручусь, я ведь одарённая девочка!

Итак, по дороге я повторяю свой текст, и внезапно осознаю, что маленькая Флёр-дё-Лис хотела бы Несколько странная ситуация, находиться при этом в машине, в нескольких сантиметрах от своей матери. Виктор, которому я дала прозвище Вики, - один из трех продюсеров этой авантюры. Он родом из Лиона, я его обожаю!

В тот день я, - в длинной юбке, - и моя мать, удобно устраиваемся на кушетке в глубине комнаты. В воздухе как будто бы пахнет пылью. Я понемногу начинаю привыкать к этому месту. В конце концов, я уже больше года шатаюсь сюда! Меня просят занять место у микрофона. Пюпитр в центре зала только и ждет, что мою эротическую поэму, чтобы заставить дрожать огромное пространство этой комнаты, где я чувствую себя немного потерянной.

Мой голос с каждой нотой становится всё более женственным, все более решительным. К огромному удивлению присутствующих, я вношу в исполнение ту нотку чувственности, которую никто не осмеливался просить меня изобразить. Заканчиваю выступление, все выражают бурное одобрение, и Люк, украдкой, склоняется к моей матери, сидящей на канапе, и спрашивает её негромко: И потом, вы же знаете, Жюли сама сказала, что Флёр-дё-Лис - это её персонаж, не она сама".

Ангелочек, каким я была в то время, не был ли развращен в конечном итоге словами мсье Пламондона? Люк приоткрыл дверь в чувственность и желание, но только для моего голоса, - или, скорее, он подарил и голосу, и мне слова, достойные нашей чувственности!

Десять лет спустя после того разговора Пламондона и моей матери, вот она я, в студии, в процессе записи песни под названием "Нежная трава" Буквой Х принято обозначать продукцию эротического и порнографического содержания. Избыток эмоций снижает остроту ощущений.

Скрываюсь на пару минут, сумочка под мышкой. По дороге в ванную комнату, быстрый взгляд в зеркало. Отработанным движением подрисовываю контур век подводкой для глаз. Я научилась, я теперь умею это делать. И мгновенно чувствую себя отдаленной, словно бы чужой самой. Они все знали меня, начиная с первых шагов моей профессиональной жизни - но что видят они перед собой сейчас?

Некоторое время я стою, глядя в глаза собственному отражению. Это как некое "дежа вю". Момента наедине с собой перед тем, как начать петь. За десять лет я столько раз вот так стояла перед зеркалом. Я привыкла к тому, что нужно иметь свой "имидж" - слово, постоянно звучащее в кругу людей, причастных моей профессии. Самым трудным для меня было тогда самоопределиться как артисту - в том возрасте, когда люди еще не могут самоопределиться даже просто как личность Я, в своей обычной вздорной манере, повторяю всем, кто может меня услышать, что и речи быть не может о том, что я появлюсь на сцене, выряженная как не пойми кто, что я хочу МОИ серьги, а не этот ужас, который мне навязывают Мне терпеливо и вежливо объясняют, что я не единственная на свете, и что мои драгоценные уши не будут в центре внимания, но без толку, я остаюсь глуха.

Немного раньше, где-то около полудня, я побывала на примерке костюмов в отеле Карлтон. Там я встретилась с Ноа. Все куда-то спешили, метались. Мы еще не знакомы, мы разглядываем друг друга, отмечаем детали, словно "принюхиваемся" Короткая, очень напряженная репетиция, выходит ужасно, хуже не придумаешь Мы не знаем, как будем выступать на сцене. Пламондон упирается, предлагает различные выходы, но ничего не получается. Наконец он высказывается за групповое выступление, за командный дух в стиле Чемпионата мира по футболу года!

Сидя на стульчиках, как школьники, все вместе, на сцене, мы ждем своей очереди выступать. В наших "шпаргалках" и наших головах одно: Процесс пошел, одни из нас поют, другие слушают Беспокойство сгущается за кулисами.

Шарль, один из продюсеров, курит уже десятую сигарету. Гару, в свою очередь, курит одну пачку Players за другой, а Фьори, наш вечный "душа компании", пытается шутить. Пельтье вступает в соревнование будто прославленный спортсмен, господин Лавуа, напротив, предельно сосредоточенный, погружается в свой образ загадочного священника.

Я, посреди всего этого, приклеилась к зеркалу, одолеваемая паническим страхом: В то время моя внешность внушала мне сильное беспокойство Признаюсь, я всегда питала большую слабость к шоколаду, моё тело до сих пор об этом напоминает, и Даниэль Лавуа тоже не упускает случая напомнить Все взгляды обращены ко.

И тут, разумеется, я устраиваю полноценную истерику Большой Звезды. Вспоминаю, и мои коллеги тому свидетели, как была одержима идеей того, что моя голова- центр вселенной! Нет, ну, в самом деле, ведь мои серьги намного красивее! Даниэль Лавуа выходит из себя: Я двадцать лет ждал того, чтобы быть здесь, а эта соплячка только и делает, что орёт!

Но меня это не охлаждает. Всё тем же "разъяренным животным", я выскакиваю на сцену, охваченная гневом В первый раз три минуты "La Monture" изливаются из меня бесконтрольно. Я первая более чем изумлена. Эта песня уносит меня далеко от закомплексованного подростка, каким я. У меня больше нет ни воспоминаний, ни страха, ни давящего чувства долга. Уходя со сцены, я будто под наркозом. Мсье Лавуа тут же перехватывает меня на лету, сразу после моего ухода со сцены, сжимает мои плечи и произносит: Да этот канадец, успокоится он когда-нибудь??

Его проницательные глаза буквально сияют, разглядывая. Я понимаю, что это просто недоразумение Так произошло моё первое столкновение с квебекским жаргоном. То, что во Франции обозначает "отвратительно", - похоже, это комплимент, или просто из тех случаев, когда поведение говорит иное, чем слова. Я же, как обычно, не умнее быка, видящего перед собой только красную тряпку!

Этот момент - ни что иное, как мгновение признания. Мсье Лавуа только что простил капризную девчонку ради того, чтобы поздравить артиста, чей талант только что раскрылся В своё оправдание, расскажу, что перед этим только что провела день в компании воплощения "породистой" красоты: Рядом с ней, я никогда не чувствую себя по-настоящему женственной.

Она производит на меня огромное впечатление. Я нахожу её до ужаса изысканной. Я наблюдаю за ней краешком глаза, как девчонка в присутствии Настоящей Принцессы. В своём корсете и черной пачке, она потрясающе красива. Её черные волосы волнами спускаются до самых ягодиц, кожа гладкая, а акцент, одновременно мягкий и сильный, напоминает, как мне кажется, её характер.

Онлайн консультации. Поиск по: какой фильм психологический смотреть

Ноа для меня - живое воплощение гламура! Я вовсе не завистлива, но как можно нормально существовать рядом с такой женщиной? Я не особо понимаю. Моё единственное желание - спеть вместе с. Поскольку она Эсмеральда, а я Флёр-дё-Лис, и мы делим на двоих одного мужчину и к тому же одни подмостки, я спрашиваю Люка, не хочет ли он написать песню-дуэт для "этих двух женщин".

Так появляется на свет "Он прекрасен как солнце" Il est beau comme le soleil. Итак, мы только что пережили первые моменты на сцене.

Мы еще не знаем, куда нас все это заведет. Плотно сидя рядом, как луковицы на веревочке, в этом гигантском зале, мы только что испытали первые эмоции от выступления с этим репертуаром. Как множество других, эта авантюра начинается с пустого места. Рождение спектакля было таким глупым, без торжественности, без лиризма, - так, как часто начинаются самые прекрасные истории Несколько дней спустя, "Собор Парижской Богоматери" начинает свою публичную жизнь, и тогда же наша Эсмеральда делает нам ручкой!

В её рамках проходят презентации и подписываются контракты с артистами - прим. Франция, февраль-март г. Еще толком неизвестно, будет ли публика заинтересована такого рода историей, поживем-увидим.

Ноа покинула "поле боя" по причинам, о которых я расскажу позднее, и, таким образом, единственное более-менее известное имя в нашем мюзикле - Даниэль Лавуа.

Заранее прошу у тебя прощения, мой Дан, но во Франции ты не был вторым Джонни Халлидэем, - так что проект такого масштаба, вытягиваемый на одних твоих плечах, был тяжелым бременем.

Будущее не казалось нам таким уж розовым, а "Vivre" постоянно получала комментарии типа "ах, красиво, ничего не скажешь, но не слишком-то вписывается в формат радиовещания Акт 1, сцена 2.

И - "Belle", как ответ сложившейся ситуации, тайный козырь продюсеров! Первое выступление нашего шокирующего но, по правде говоря, еще не зачаровывающего мужского трио состоялось во время церемонии "Музыкальных Побед" Victoires de la Musique: Квазимодо, "мейд ин Квебек", пай-мальчик и шалун; шевалье, в котором нет ничего романтического, если следовать классической линии романа - у Патрика ничего общего с белокурым, кудрявым, как девчонка, красавчиком; и священник, который больше похож на пацифиста, чем на одержимого похотью.

Сразу вспоминался его знаменитый шедевр, с текстом, говорящим много о личности этого человека: Но их три голоса, слившись вместе, создали три минуты волшебства в телеэфире этим вечером.

Несмотря на абсолютный вокальный талант нашего трио, от публики эта музыка всё еще очень далеко Чего мы только не наслушались - что "Belle" - песня без припева, что Даниэль Лавуа слишком старый для аудитории некоторых радиостанций и что его партию песни, наверно, надо вырезать В это время альбом, наконец, начинает завоевывать публику, поначалу принявшую его, скажем так, сдержанно. Как по волшебству - но, прежде всего, благодаря Рене Орьо, нашему пресс-атташе с хорошо подвешенным языком, - первыми "не устояли" телеканалы.

В конечном итоге, именно благодаря сюжету Лорана Бойера на канале М6, снятому в знаменитом зале Pavillon Baltard, сингл "Belle", наше "трио подопытных", сразу после выхода взорвал все хит-парады и побил рекорды продаж.

Сумасшедший успех, продлившийся до января г. Немного спустя, концепт-альбом тоже обосновывается на верхних строчках в рейтингах продаж.

Даже несмотря на сбежавшую Эсмеральду, "Собор Парижской Богоматери" начинает набирать обороты. Я в это время возвращаюсь с лыжного курорта, у меня роман. И одновременно на нашем горизонте появляется Элен Сегара, чей дуэт с Бочелли "Vivo per lei" - на волне успеха. Никто особенно сильно этим не обеспокоен, но Элен - "Цыганка", как мы её прозвали, - еще не пришла.

И вот, спустя несколько секунд, кого-то взбудораживает звонок в дверь Всеобщий подъем, и вот мы, ввосьмером, приветствуем её поцелуями и душим в объятиях. Гару предлагает коллективное объятие. Мы снова стоим, прижавшись, голова к голове, сплетенные в круг, руки сверху, руки снизу.

Мы сильно сжимаем друг друга, единые посреди гостиной, словно хоккейная команда на льду, пока я, со своими габаритами вездехода, не начинаю задыхаться и не говорю себе, что еще десять секунд, и я останусь тут навсегда! Забавно, что я подумала именно. Вот уже десять лет, как мы встречаемся на разных телеканалах, и никогда не говорим о нашем прошлом, за исключением случаев, когда двое из нас приглашены одновременно на одно и то же шоу День рождения моей сестры. В доме родителей - праздничный пятничный вечер, на телеэкране в гостиной - наш приятель Никос и его старакадемики.

Элен и Гару - главные гости сегодняшней программы. Каждый занят свои делом, но, инстинктивно, оказавшись рядом, они начинают оба напевать "Belle". Я здесь, перед телевизором, смотрю на. И тут публика поёт куплет наизусть. Сама Элен забывает слова, но все эти подростки в студии, все как один, чудесным образом поют песню.

Десять лет прошло - а эти дети помнят и поют её, будто бы она появилась только вчера Хороший вкус у их родителей! Ещё тогда, наблюдая за этим с позиции простой зрительницы, я подумала, что хотела бы, чтобы кто-нибудь рассказал мне эту историю.

Но в приватной обстановке, и особенно этим вечером, все мы как-то по-особому застенчивы. В движениях, в глазах каждого из нас я улавливаю, я чувствую это странное нечто, сплотившее.

  • 14 главных фильмов о любви и разнице в возрасте
  • Игорь Голубев Собачья площадка
  • Кристен Стюарт и Роберт Паттинсон на съемках фильма "Рассвет"

Эту связь, которая делает из нас теперь уже - навсегда труппу "Собора Парижской Богоматери". Это - сродни семье! Десять лет и несколько недель назад всё только начиналось А ты, Корсиканец, гляжу, немного живот отрастил, а?